#Питчинги Фест — это фестиваль для молодых кинематографистов и видео-мейкеров, на котором ты получишь максимальный фидбэк по своему фильму, сериалу или клипу.
Участник #питчинги фест:
КОРОТКОМЕТРАЖНЫЙ ФИЛЬМ «СЛЭМ И НОСТАЛЬГИЯ»
РЕЖИССЁР НИК КАДИРОВ
Влад по кличке «Пустой», уставший от бесконтрольных тусовок рейвер, решает раз и навсегда покинуть рейв, но даже и не предполагает, что попадет в самый жуткий трип за всю свою жизнь.
Ник Кадиров, режиссёр

Учился:
  • Киношкола АРКА
  • Академия Коммуникаций Wordshop
    Ты явно увлечен рейв-культурой.
    – Что такое рейв? Рейв – это про коллективное чувство, единение в музыке, и нечто вроде шаманского таинства, где в зависимости от диджея/шамана – ты можешь чувствовать весь спектр первобытных эмоции: от вселенского транса, любви к ближнему и до агрессии, с выплеском всех эмоции. Все идет от музыки, от ауры места и конечно же от людей. На рейве обыватель вряд ли не появится, либо если каким-то образом придет – то сам и отвалится. Я и сам начинал ходить обычным 19-летним обывателем, но мое отличие было в том, что я смотрел на Рейв как режиссер и как художник.

    Мне нравилось поглощать эту атмосферу, и от наблюдателя я постепенно переходил в стадию погружения во весь наш столичный «рейв-движ». Многие мои знакомые по рейвам употребляли легкие галлюциногены, кто-то делал музыку, кто-то приходил, чтобы выплеснуть чувства, а кто-то организовывал все – и делает это по сей день.

    Но, как и любое культурное движение, как феномен – рейв одновременно и бесконечен, и временен.

    Бесконечен потому, что людям всегда нужно будет таинство во мраке, и общее единение в музыке, где никто друг друга не видит в темноте – но одновременно чувствует всех и каждого. Это нечто первобытное. Это наши корни.

    Временен – так как людям свойственно искать что-то новое, покидать прошлые места, взрослеть, меняться. Это случилось и со мной. Рейв был яркой частью моей юности, и я рад что я взял от него многое, вдохновлялся им, но надо двигаться дальше.

    Мой фильм – это размышление не сколько о рейве, сколько о «пустом» рейвере, анализирующем весь сюжет – что заставляет его возвращаться в водоворот тусовок? Что из прошлого заставляет его убегать от реальной жизни – в мрак танцпола, «слэма», и галлюциногенов.
    Что же все-таки такое Слэм?
    – Есть два ответа на этот вопрос.

    Первый ответ, это ответ в контексте концертной/рейверской культуры. Слэм – это коллективный выплеск слушателей музыки, выраженный в буквальном столкновении тел по центру танцпола, во время эйфории от музыки. Как аналогию – привел бы состояние скандинавских берсеркеров, когда от приема определенных веществ и боевых барабанов они входили в боевое состояние и прыгали в битву.

    В наше время это выглядит так: во время эйфорий от какого-либо момента песни/трека люди уже не в состоянии держать эмоциональный накал внутри – разгоняются и врезаются друг в друга по центру танцпола, формируя круг, формируя водоворот тел, или же формируя «стену смерти». Это целая отдельная, массовая культура, которая вдохновила меня как художника.

    В контексте моего фильма «Слэм» – это эпицентр тусовки, в которой состоит герой. Это «Водоворот», в котором он пребывает, но который рано или поздно тебя выбросит. И только ты решаешь – броситься ли обратно или уйти. Это выплеск животной энергии, это «клетка» из тел, и лучшее место для выплеска своей накопившейся энергии, через настоящее, живое столкновение с другими.
    В фильме ты, можно сказать, ломаешь четвертую стену. Какой формат кино ты пытался создать в своем проекте?
    – На самом деле это была аналогия с режиссурой в принципе.

    Исчезающий в пространстве чувак, снимающий на свою любительскую камеру только то, что ему нужно, и погружающий героя в те состояние, которые он хочет. Это напоминает мне режиссерский подход.

    Вдобавок – я хотел адаптировать в свою мрачную реальность фильма нечто вроде «нашего» взгляда из любительской камеры антагониста, чтобы дать вселенной фильма больше жизни, «репортажности» и не переборщить со свойственным кинематографу излишнему пафосу.

    Также любительская «съемка» – это прием для флешбеков героя. Это погружение в его разум, в его прошлое, где нет места пафосной картинке и киношным цветам, где все просто, и буквально напоминает нам лихорадочную, быструю съемку любительской VHS камеры из «глаз» разума как стороннего наблюдателя.

    А еще самые первые рейвы 90-х и нулевых снимали на VHS-камеры. Можете глянуть на ютубе.
    Ты импровизируешь с кино, видео, музыкой – хочешь создать свой киноязык?
    – Вряд ли кто-то из нас создаст что-то кардинально новое. Каждое «новое» – это соединение разных элементов из старого. Вопрос в том, как сложить эти элементы, чтобы это выглядело свежо и ново.
    Это фильм-послание. Кто и что должен услышать?
    – Ой, не знаю. Я не закладывал никакого послания, я просто делал так, как душа подсказывала, делал фильм для огромной аудитории ребят, таких же как и я по всему миру. Послание – это как-то по «бумерски», что-то совковое, назидательное. Нет, никакого послания нет. Но если попытаться его сформулировать, то – «Умей уходить, и умей отпускать, так ты не обретешь будущее». Но в то же время «можешь меня не слушать и послать меня на три буквы».
    Смотрите короткометражный фильм «Слэм и ностальгия» на #Питчинги Фест 3 июля!

    Над фильмом работали:
    Павел Белявский: оператор-постановщик
    Карина Гайдарова: продюсер
    Анна Жиренко: монтажер и второй режиссер
    Андрей Трифонов: саунд-дизайн
    Павел Гудимов: звукорежиссер
    Денис Белинский: цветокоррекция
    Анастасия Бармакова, Алексей Пушкарев: графика, постер

    Актёры:
    Эдуард Кашпоров – Влад «Пустой»
    Егор Найдович – Кирилл «Барыга»
    Алена Щеголева – Саша. Дух прошлого Влада
    Виктор Химич – Дэн. Дух прошлого Влада
    Made on
    Tilda